Художник - Тинторетто - Факты, Роль

 
 
 

Тинторетто
Рембрандт
Тициан
Рафаэль



Художник - Тинторетто - Факты, Роль

Под покладисто виднеющимися усами проникают непреклонно заархивированные губы. По стремительной спиралевидной серии строится композиция "Введение Марии во храм", в, которой нарочито развитие действия, ощущение высокого эмоционального подъема. Фундаментальная деятельность Тинторетто - цикл панно для Скуола ди Сан-Рокко в Венеции; в ней Тинторетто предоставил глубоко демократическое объяснение христианской вымыслы, уделив особенное внимание изображению народа, пейзажа, который довольно часто обозначается обладателем беспокойных, романтически встревоженных настроений. Склонившись к сестре, которые укоряют знаком левой руки Мария как будто бы пересекает духовную связь между Христом и Марией. 4 дня прошло со дня его смерти. Христа, любимого Сына Божьего, вывели и предали сволочи для распятия. Школьники и уверовавшие в Него из ок¬ рестностей Иерусалима примкнулись к стаду, следовав¬ шей за Иисусом на Голгофу. Двух пособников Вараввы обязаны были казнить вместе с Иисусом, и на них также возложили кресты. Спаситель брал Свою 17 ношу, но, пройдя сразу несколько деяний, из-за утраты крови, чрезмерного переутом¬ ления и боли упал на землю, потеряв сознание. Выставка обнаружила Тинторетто" во целый рост". Наравне с знаменитыми мастерами всемирного искусства: вблизи с Микеланджело, тицианом, рембрандтом, рубенсом, веласкесом. В основе подбора каждый раз уж - значимый, существенный признак, даже несколько: микеланджело - титанический план, удручающая целеустремленность, пластический размах; Тициан - воплощение самой сути венецианской выразительности с ее согласием колора и света, энергией мазка, активностью яркой материи; Рубенс - величайший декоратор; Рембрандт - ярко выражаемая рель этического и национального начала, повышенная духовность образов, присущее им и самой живописи внутреннее горение; Веласкес - эпохиальный художник, портретист, мастер темперамента. 1 из них удостоверяет, что в основе его искусства лежит мир огромных идей, которые затрагивают наиболее глубокие, онтологические базы бытия, и истинный гуманизм - влюбленность к человеку. с этим сопряжены беспредельность спектра, разнообразие тем, стилистическая разносторонность. Иное информирует, что при всей захватывающей запах универсальности - " ведь никто так свободно не оперирует огромнейшими пространствами и безграничными национальными массами" - искусство Тинторетто, с его сочетанием ясных порывов и интенсивного развала, более пристрастно и двойственно, субъективно ограничено, чем творчество иных знаменитых мастеров западной живописи. Это воспоминание связано с тем, что, воспринимая натуру - иными словами что-то настоящее, объективное, - богато и многообразно, тинторетто ни разу в жизни не отдается ей с той полнотой, как это свойственно приведенным выше близким ему изографам. Немаленький масштаб жизни сливается у Тинторетто с чутьем декорирующего узора, орнаментальной видимой части картины. Виппер замечает, что в творчестве Тинторетто декоративная "арабеска" внутренне тесно связана с самой сущностью его миропонимания, его образной выдумки. Интересно отметить, что точка зрения Виппера на связь декоративно-ритмических специфик почерка и существа сочного восприятия Тинторетто эволюционирует в срок книги, но А. А. Поначалу Борис Робертович принимает акцентированную роль замечательного письма-обращения Тинторетто как выражение субъективизма, власти манеры и непосредственно зачисляет художника по ведомству маньеризма, подчеркивая его схожесть с художеством Скьявоне и Пармиджанино. Затем, однако, открывается генетическое родство беспрепятственно выразительной и декорационно понятной природы письма-обращения Тинторетто с народными исходами, с полуремесленными традициями росписи фасадов строений и деревянных ларей-кассоне, становятся очевидными присущие его искусству черты национальной сказочности, сочетание элементов стилевой повествовательности и лироэпической фантазии. Весьма ясной делается стойкость в нем житейских основ ренессансной пластичной культуры, что автор книги предрасположен бывает истолковывать как проявление академизма. Прекрасные новации Тинторетто концентрируются в итоге в необходимом завоевании знаменательного масштаба - появлении человека как субъекта, в овладении сферой его души, живущей тонкой и пылевидной чувствительной жизнью, и изменении ее в тему искусства. Исторически это явилось результатом жёсткого угнетения самой личности гнетом неприятных ей внешних усилий, утраты ей мужественного начала, уходом в собственный внутренний мир и исканиями сопереживания и отклика у иных людей. Вплетенная в данный контекст, экспрессивная "арабеска", особый - то взволнованный и пульсирующий, то динамически ориентированный и катастрофически пылкий - размеренность его напоминания предстает не как средство эгоистического артистического самоутверждения, а как представление тяжелейших несоответствий эпохи, связанных с кризисным периодом гуманизма Ренессанса и наступлением феодально-католической отдачи. И более того: в гамме питающих эру направлений и происшествий, которые объемлют и те, что увязаны с фурорами ключевой науки, на первый порядок очень является мысль о том, что творчество Тинторетто показывает не только переломные, трагические, кризисные стороны многознаменательной особенности собственного времени.




Рембрандт

Тициан

Рафаэль

Тинторетто